Made in Russia

All regions
ENG
Interview

The consequences were very local: the manufacturer of "Miramistin" about the impact of sanctions

The consequences were very local: the manufacturer of "Miramistin" about the impact of sanctions

Евгений Горохов, член совета директоров компании «Инфамед К», выпускающей лекарственные средства «Мирамистин» и «Окомистин», рассказал о том, как две волны кризиса отразились на работе производства, и когда случится долгожданный рывок российских лекарств из калининградской области на европейские рынки.

Месяц за месяцем вступают в силу новые санкции Евросоюза против экономики России. Как они сказываются на работе предприятия, расположенного в Калининградской области и на компании в целом?

Вопрос санкционных ограничений для нас очень актуален. Главным образом, это касается модернизации производства, она затруднена в связи с блоком на ввоз нового оборудования в нашу страну.

В части вывоза продукции мы очень локально ощутили влияние санкций, а именно, в июне–июле. Тогда в течение нескольких недель Литва «держала» и автомобильный, и железнодорожный транзит. В этот период нас выручило то, что московский склад был загружен продукцией, и мы могли отпускать её дистрибьюторам. Калининградское производство в это время работало, заполняя продукцией свой собственный склад.

Но ведь «Мирамистин» – это лекарственное средство, транзит лекарств и социальных грузов, по условиям санкций, не ограничивался?

Компания, как и многие другие производители в Калининградской области, оказалась в ситуации крайней неопределенности: можно вывозить или нет. Сложности были связаны не с самими лекарственными средствами, а с упаковкой для них.

За это время рассмотрели различные варианты транспортировки, в том числе и паромом. Но оказалось, что перевозка паромом по факту в три-четыре раза дороже, чем по земле. Нужно понимать, что при перевозке препаратов необходимо соблюдать температурный режим, есть масса других нюансов. Сейчас открыли железнодорожный транзит, и нам стало легче – можно поставить два-четыре термоконтейнера на вывоз продукции.

Однако вопрос не снят. Если транзит автотранспортом не будет возобновлён в полной мере, это поставит вопрос о целесообразности сохранения собственного автопарка предприятиями в Калининградской области. Это вызов для всего кластера автомобильных перевозок в Калининградской области, а он даёт работу более чем 50 тысячам человек.

Как часто вы отправляете продукцию в большую Россию?

В летнем режиме у нас в среднем отправляется еженедельно по 4 фуры готовой продукции. Также отправляются не только оригинальные лекарственные препараты, но и компоненты для их упаковки: распылители, флаконы.

Помимо этого нам постоянно нужны запасные части для основного обеспечивающего оборудования, а также расходники для наших внутрипроизводственных лабораторий. Это, пожалуй, самое сложное, поскольку практически все наименования комплектующих – российского производства или с территории ЕАЭС, но оборудование – европейское. Можно сказать, что мы на 10-15% зависим от санкционных позиций.

Как упомянутые сложности отразились на себестоимости продукции, следует ли ждать её удорожания?

Напомню, что «Инфамед К» осуществляет полный цикл производства: сами синтезируем активную субстанцию, сами производим лекарственные формы и упаковываем их. В этом смысле мы более независимы от колебаний, чем другие производители препаратов и с начала года мы не меняли свои цены.

Однако все изменения геополитического характера, начавшиеся в феврале этого года, безусловно, повлияли на ситуацию во всех отраслях производства. Особенно чувствительны изменения для производителей упаковки, полиграфии. Изменение цен с их стороны влияет на себестоимость нашей продукции, и мы это уже видим.

Она увеличивается, но не теми темпами, какие заметны в IT или в сфере услуг. Более того, скажу честно, что окончательное увеличение цены будет понятно только ближе к концу года. Дело в том, что цикл продукта в случае с лекарственными средствами нашей категории достаточно велик – 270 дней от начала закупок комплектующих до получения денег в аптеках за проданный препарат.

Также нужно учитывать, что мы, как производители, напрямую с потребителями не работаем. Продукция реализуется через дистрибьюторов. И с одной стороны, мы стараемся переложить на них часть роста себестоимости, с другой, растут и их расходы, и все эти факторы влияют на розничную цену «Мирамистина» и «Окомистина».

Eсли говорить о человеческом измерении санкций. Экономисты пока не прогнозируют роста официальной безработицы. А «Инфамед К» пришлось уже идти на сокращение персонала или наоборот, вводите какие-то меры поддержки?

Нет, сокращений мы не проводили. Предприятие работает в обычном режиме. Думаю, что иногда можно говорить об уменьшении или увеличении рабочих смен, но для этого используются режимы простоя или переработки.

За два года пандемии спрос на Мирамистин вырос в разы, насколько увеличилась выручка по сравнению с доковидным периодом?

Влияние пандемии было, но я бы назвал его краткосрочным. В первом квартале 2020 года мы зафиксировали четырёхкратный рост продаж. Это было сложное время, завод работал не то, что в 2-3 смены, просто круглосуточно, чтобы обеспечить спрос.


Однако уже к концу того же года спрос вернулся на прежний уровень: все дистрибьюторы заполнили склады, люди – тоже закупились и сделали запасы. Выручка же по итогам года выросла на 40% и достигла 5,7 миллиарда рублей.


В 2021 году меры стали ослабевать, выручка оказалась уже несколько ниже, но всё равно выше «доковидного» уровня, порядка 5,2 миллиарда рублей.

Как это отразилось на налоговой базе, сколько регион получил от предприятия?

Естественно, налоговая база увеличилась. Только от уплаты налога на прибыль в бюджет региона поступило порядка 80 млн руб.

Есть ли сейчас спад спроса, после отмены ковидных ограничений?

Комментируя колебания спроса, нужно учесть три вещи. Первое, это то, что «Мирамистин», наш основной продукт, это не антисептик за 15-20 руб. Это лекарственное средство, которое применяется для лечения ран, местных воспалительных процессов, обладает выраженным и доказанным антимикробным и противогрибковым действием. Поэтому люди не покупают его каждую неделю про запас, а спрос на него в других сегментах – стабилен.

Второй момент: большинство средств, которые «взлетели» на рынке на фоне пандемии – это дезинфектанты. То есть средства, которые предназначены только для обеззараживания контактных поверхностей. «Мирамистин» – это асептическое, стерильное средство, которое гораздо менее токсично и более специализировано.

И третье, нужно быть реалистами: покупательская способность населения не растёт. Это тоже отражается на спросе.

Чем вызвана такая высокая цена на «Мирамистин» и что его отличает от того же хлоргексидина?

Буквально всё: от строения молекулы действующего вещества до его лечебного эффекта. Он сочетает в себе оптимально эффективность, безопасность, универсальность, поскольку изначально создавался для работы в космосе, Сложная технологичная цепочка, чтоб соответствовать всем заданным параметрам, требует серьезных вложений. Хлоргексидины, в частности, запрещены к использованию на Западе в медицинской практике по причине высокой токсичности при выраженном антимикробном и противогрибковом эффекте.

По поводу цены могу сказать, что в реальности около 50% в цене это товаро-сопровождающая цепочка (производитель-дистрибьютор-складской оператор-аптека), далее нужно не забывать себестоимость продукта, вложения в бренд и продвижение.

Что, кроме «Мирамистина» производится сейчас в Калининграде?

Не в Калининграде, но в Калининградской области, на площадке индустриального парка «Экобалтик» в Багратионовске производится также «Окомистин» – лекарственное средство-антисептик для использования в офтальмологии, при заболеваниях глаз. Мы выпускаем эти растворы, «Мирамистин» и «Окомистин» в различных формах и объёмах.

Есть производство мазей с тем же действующим веществом, но оно локализовано не в Калининградской области.

А как обстоит дело с вашими планами по выходу на западный рынок?

Этот процесс продолжается. В 2012 году «Инфамед К» принял решение выходить на зарубежный, европейский рынок. При этом был выбран самый сложный путь, по «немецкой» схеме. Нужно понимать, что в Европе есть условно три медицинских кластера, в которых можно пройти сертификацию. И если ты пройдёшь её по, условно говоря, «восточному» маршруту, то есть в одной из стран бывшего соцблока, то во Франции и Германии, там, где наиболее платежеспособный спрос, никто не захочет работать с твоим продуктом.

Чтобы исключить подобные ситуации, «Инфамед К» в Австрии, в соответствии с требованиями австрийского регулятора, мы проходим те же этапы, которые завершили в 1990-е годы в России. Мы делаем это потому, что нам интересны именно страны Западной Европы. И потом, повторюсь, с лицензией, полученной в Австрии гораздо проще выйти на рынок Южной и Восточной Европы.

Все лабораторные и доклинические испытания длились около 5 лет. Параллельно мы заново синтезировали фармацевтическую субстанцию на контрактном производстве в Италии. Затем мы получили разрешение на проведение клинических испытаний с участием пациентов. Сейчас этот этап завершен, но мы не удовлетворены результатом и в этой связи планируем провести третью фазу «клиники». Вероятно, она начнётся осенью этого года.

По нашим оценкам, если делать всё четко, то 2024-2025 года – это оптимистичный срок выхода «Мирамистина» на европейские рынки.

Другие интересные новости читайте в нашем Telegram-канале

Автор: Андрей Карабанов

Сделано в России // Made in Russia

#сделановроссии

0