2019-08-13 06:00

Российская система распознавания лиц уверенно выходит на зарубежный рынок

Инженер-робототехник из Москвы Александр Ханин создал систему распознавания лиц, которая сейчас используется в целях безопасности в банках, ретейле и транспортной сфере в России и за границей. За три года выручка компании VisionLabs выросла почти в шесть раз. В компании ожидают, что в 2020 году доля выручки от зарубежных продаж вырастет до 75%.

Компанией сначала заинтересовались государственные и частные венчурные фонды, а впоследствии — Сбербанк, который приобрел четверть уставного капитала.

Между тем для обеспечения дальнейшего успешного роста головной офис компании был переведен из России в Нидерланды (Амстердам). Уход за рубеж приходится выбирать и другим успешным российским стартапам, включая, например, зародившегося в РФ конкурента Uber, что объясняется многочисленными проблемами, препятствующими успешному развитию этих компаний в России.

Что создала компания

Технологиями компьютерного зрения Александр Ханин увлекся еще на третьем курсе МГТУ имени Баумана. После окончания вуза он работал в одном из московских НИИ, где занимался обработкой изображений. Посетив различные конференции и выставки, он обнаружил, что многие компании заинтересованы в использовании таких технологий в целях безопасности.

Найдя трех единомышленников — профессора французского Национального института исследований в информатике и автоматике Ивана Лаптева, выходца из Росбанка Алексея Кордичева и айтишника Алексея Нехаева, — Ханин подал заявку в Сколково и основал компанию VisionLabs.

Продукт компании — это компьютерная программа LUNA Platform, которая используется для работы с биометрическими данными и может решать разнообразные задачи с помощью функции распознавания лиц, — например, верифицировать клиента банка, определить сотрудников офиса при входе в здание и т. д.

«В России паспорта выдаются в 14, 20 и 45 лет. С 20 до 45 лет человек может измениться до неузнаваемости. Операторы в банках, которые проверяют паспорта вручную, не в состоянии убедиться, что это тот же человек. Вы можете прийти с любым паспортом и сказать, что на фотографии в нем именно вы, просто плохо выглядите сейчас. И такого мошенничества много», — говорит генеральный директор VisionLabs Александр Ханин.

По подсчетам «Почта Банка», система экономит ему около 1 млрд рублей в год за счет предотвращения потерь от мошенничества, утверждает Ханин. Помимо этого, по его словам, система повышает лояльность клиентов и сокращает операционные затраты банка благодаря ускорению обслуживания, и поэтому окупается за несколько месяцев.

Первый крупный клиент — «Лето Банк» (с 2016 года переименован в «Почта Банк») — появился в 2014 году. Тогда же компания заключила контракт с российским подразделением американского бюро кредитных историй «Эквифакс». Вместе с ним компания создала биометрический межбанковский сервис для сравнения фотографий. Сегодня технологию компании используют более 40 банков, транспортные компании, ретейлеры X5 Retail Group, «Дискси», «ВкусВилл», авиакомпания S7 Airlines.

В ретейле технологии VisionLabs помогают предотвратить кражу, обнаружить вора, распознать опасное для окружающих поведение, увидеть бездельничающего сотрудника. В транспортной сфере — пресечь угон автомобиля, определить эмоции пассажира такси и степень сонливости водителя, следует из информации на сайте компании. Технология распознает лица даже при перекрытии части лица, использовании очков или головных уборов.

С момента создания компании было решено избежать работы с военными и полицейскими. «Нам нужна была понятная прозрачная картина [того], как нас будут выбирать заказчики, потому что мы компания без административного ресурса», — объясняет Ханин. Поэтому пошли туда, где можно на цифрах быстро показать экономический эффект: в розничные банки, которые как никто другой знакомы с проблемой мошенничества.

Как финансируется и на чем зарабатывает проект

В 2012-2015 годах основатели вложили в проект собственные накопления ($150 тыс.), грант от Фонда содействия инновациям (30 млн рублей) и субсидию Минобрнауки. В 2013 году проект также поддержал Фонд развития интернет-инициатив (980 тыс. рублей в обмен на долю 2,2%). Основные расходы шли на оплату труда программистов.

В 2016 году в капитал VisionLabs вошел первый крупный инвестор — венчурный фонд Sistema VC (АФК «Система»), получив 25% компании. Стоимость всей фирмы инвестор оценил тогда в 1,4 млрд рублей, при этом объем его вложений составил 350 млн. В 2017 году в проект инвестировала дочка Сбербанка «Цифровые активы», получив еще 25,07% компании. Сумму вложений в компании не раскрывают. Деньги в основном пошли на разработку продуктов и на исследования.

VisionLabs продает лицензии, стоимость которых зависит от размера бизнеса банка. «Если маленький банк, у которого мало операций, мало клиентов, это обходится в несколько миллионов рублей. Если это большой банк, у которого миллионы или десятки миллионов клиентов, то и цена может составлять десятки миллионов рублей», — говорит Ханин.

Универсального проекта, который подошел бы всем клиентам, нет. Каждый получает продукт, учитывающий его индивидуальные требования: одни дополнительно получают мобильное приложение, другие — вип-обслуживание.

В 2014 году выручка компании составила 21 млн рублей, в 2015-м — 33 млн, в 2016-м — 85 млн, рассказывал журналу «Секрет» сооснователь VisionLabs Алексей Нехаев. Цифры совпадают с данными бухгалтерской отчетности, по данным Kartoteka.ru. В 2017 году, по ее сведениям, выручка составила уже 127,3 млн рублей. Данных за 2018 год нет.

Темпы роста выручки предпринимателя не устраивают, поэтому он планирует активнее развиваться на международном рынке. К тому же, по его оценке, российский рынок программного обеспечения по распознаванию лиц ничтожно мал — около $100 млн, что составляет менее 1% мирового рынка, и растет он примерно на 10% в год. А компаний, которые хорошо умеют распознавать лица, в России много. То есть конкуренция высокая.

Выход за рубеж

Первая попытка выйти на международный рынок в 2017 году оказалось неудачной. Выяснилось, что продукт нужно изменить, например, научить систему распознавать лица людей разных национальностей. Помимо этого, пришлось привести его в соответствие с международным законодательством. В итоге компания вышла на зарубежный рынок только в начале 2018 года. Сейчас проекты компании работают в десятках стран дальнего зарубежья. По итогам 2019 года доля выручки, полученной за пределами России и СНГ, составит 50%, а в 2020 году вырастет до 75%, рассчитывают в компании.

Ради зарубежной экспансии головной офис компании был перенесен из Москвы в Амстердам, говорит Ханин. По данным Kartoteka.ru, летом 2018 года между ООО «Вижнлабс» и его собственниками появилась прослойка в виде нидерландской компании «Вижнлабс Б. В.», которой принадлежит теперь 100% уставного капитала российского юрлица.

«Продвигаем на зарубежном рынке свой продукт через партнеров. Это системные интеграторы, технологические партнеры, другие вендоры», — говорит он. Обычно партнер продает продукт под своим именем, а внутри него находится технология VisionLabs.

Достижения и трудности

По словам Ханина, успешность компании подтверждается лидирующими позициями в рейтинге Национального института стандартов и технологий США (NIST), который тестирует алгоритмы распознавания лиц. В 2019 году алгоритм VisionLabs второй раз показал наилучший результат среди аналогов, распознав одного и того же человека по фотографиям, сделанным с разницей в несколько лет. Причем сделал это в 2,5 раза быстрее конкурентов.

«Сейчас большое количество компаний, которые рассказывают, что они самые лучшие на свете, и эти слова ничем не подтверждены. Многих инвесторов пугает, что могут прийти ребята, которые прочитали книжку для чайников и рассказывают, что они самые лучшие в мире, по мнению какого-то там человека из подворотни», — говорит Ханин.

Первые три года создавший технологию Ханин программировал сам, но потом сконцентрировался на управленческой работе, делегировав разработку алгоритмов «более талантливым людям в команде», хотя найти таких людей оказалось непросто.

«Первые годы, когда нас никто не знал и у нас ничего не было за душой, самым трудным было убедить крутых квалифицированных людей работать у нас за копейки. Объяснить им, что есть большие перспективы», — говорит Ханин.

Сейчас зарплата в VisionLabs, по словам Ханина, не хуже, чем в крупных корпорациях. Но привлечь самых лучших специалистов по-прежнему трудно, поскольку их мало на рынке труда.

Планы на будущее

VisionLabs регулярно сообщает о внедрении того или иного продукта, созданного на их платформе. В 2018 году, например, в московском жилом комплексе была реализована система бесконтактной идентификации жильцов, позволяющая войти в дом без ключа (видеокамера домофона распознает лицо собственника).

В 2019 году совладелец VisionLabs, Сбербанк, анонсировал программно-аппаратный комплекс Luna СКУД (систем контроля и управления доступом), который может работать в темноте и распознает лица на расстоянии до трех метров, в результате дверь или створки турникетов могут открываться без задержки потока людей.

Поставки Luna СКУД заказчикам начнутся в четвертом квартале 2019 года, а с июля партнеры в Азиатско-Тихоокеанском регионе и на Ближнем Востоке получат первые образцы продукта для пилотных проектов. В 2020 году планируется продать порядка 10 тыс. таких устройств.

Сейчас компания занимается исследованиями в области распознавания поведения человека и планирует до конца 2019 года реализовать несколько подобных проектов. Одновременно идет внедрение проектов по анализу транспортных потоков (распознавание марок, моделей, номеров машин).

Ханин признает, что далеко не все технологии VisionLabs будут востребованы рынком. Но если не заниматься тестированием своих гипотез, не будет, по его словам, перспектив кратного роста. «Мы ищем, инвестируем, и то, что выстрелит, будет новой нефтью», — считает он.