Сделано в России

Все регионы
РУС
Эксперты

Эксперт прокомментировала отклоненное Минфином предложение расширения налога на дополнительный доход

790

Министерство финансов отклонило предложения нефтяных компаний о переводе новых участков в Западной Сибири с обычной системы налогообложения на налог на дополнительный доход (НДД), пишет «Коммерсантъ». Редакция «Сделано в России» (входит в проект РЭЦ) узнала возможные причины отказа у Ларисы Науменко, директора московского офиса CPO Group (ЦПО Групп), эксперта по вопросам правовой защиты бизнеса МГО «ОПОРЫ РОССИИ».

Эксперт рассказала, что налог на дополнительный доход (НДД) был введен в 2019 году и до 2022 года действовал как пилотный проект. Он взимается с суммы дополнительного дохода, полученного налогоплательщиком в результате осуществления деятельности по добыче углеводородного сырья на участке недр. В отличие от налога на добычу полезных ископаемых (НДПИ) НДД учитывает реальный финансовый результат от реализации нефти и позволяет налогоплательщику учесть реальные затраты и убытки, связанные с разработкой конкретного месторождения.

«НДД позволяет отложить налоговую нагрузку до момента получения налогоплательщиком реальной прибыли от добычи. Тем самым, НДД стимулировал добычу нефти и разработку трудных категорий запасов, добыча которых при уплате НДПИ нерентабельна. Однако в 2022 году ситуация с добычей нефти существенно изменилась. Введение эмбарго и потолка цен негативно отразилось на нефтяной отрасли. Разумеется, бизнес рассчитывает на то, что применение НДД будет расширено, что позволит сохранить финансовую стабильность», – считает Лариса Науменко.

По оценке эксперта, Минфин опасается сокращения поступлений в бюджет. Ведь расширение НДД в конечном итоге может привести к тому, что нефтяные компании будут стремиться добывать нефть только на льготируемых участках вместо добычи тех же объемов на месторождениях с полной ставкой НДПИ.

«Если ситуация в нефтяной отрасли не улучшится, государству так или иначе придется идти на уступки в части налогообложения, поскольку только ресурсные налоги составляют около 60% стоимости нефти. Возможно, будет найден некий компромиссный вариант, который устроит и бизнес, и государство», – подытожила эксперт по вопросам правовой защиты бизнеса МГО «ОПОРЫ РОССИИ».

0