Сделано в России

Все регионы
РУС
Интервью

Сложно, но можно. Как в России развивается направление виртуальной реальности?

217
Сложно, но можно. Как в России развивается направление виртуальной реальности?

Фото: «Сделано в России»

В условиях беспрецедентных санкций развитие индустрии виртуальной реальности в России замедлилось, но продолжается. О проблемах и достижениях отечественных компаний в этом направлении «Сделано в России» удалось пообщаться на полях ПМЭФ-2024 с одним из его представителей — создателем компании VR Concept Денисом Захаркиным.

В каких сферах в России сейчас используется VR?

– Например, это вузы. В первую очередь технические, но не только. Также и медицинские. Это про образование. Подготовка ИТ-специалистов, инженерная графика. То есть там, где VR помогает увидеть какие-то сложные механизмы, сложные объекты или, например, устройство тела человека. При этом уже сейчас идёт это и в колледжи, и в школы: потихоньку, но я вижу здесь большой потенциал, потому что если вуз уже не удивишь VR, то колледжи и школы этим, можно сказать, обделены. Хотя колледжам это очень нужно. Есть целый нацпроект «Профессионалитет», на это направленный. Ну и, конечно, это машиностроение, потому что сейчас это и проектирование идёт активно двигателей, локомотивостроение, станкостроение. Конечно, и нефтегазовая отрасль. Да в принципе строительство, особенно тяжёлое, где особые требования по безопасности. VR выручает в тех случаях, когда нужно проверить, согласовать, продемонстрировать модель.

Год назад вы говорили, что большая проблема — это стоимость VR-шлема. Поэтому VR в массы сложно запустить. А сейчас ситуация, наверное, ещё усложнилась? И вообще, как с брендами зарубежными и возможно ли у нас сейчас купить эти шлемы?

– Всё верно. Шлемы в два раза подорожали. Причём те же модели, а не какие-то новые. При этом это не параллельный импорт, а просто усложнились поставки из Китая или даже запускаются сборки в России. Конечно, это приводит к тому, что они становятся дороже. Поэтому с точки зрения массового рынка он продолжает развиваться, но медленно. Для промышленных компаний, наверное, это всё-таки второй фактор. Для них главное — бизнес-эффект. С точки зрения образования здесь сложности в том, что те вещи, которые были забюджетированы, например, класс на 20 шлемов VR и закупка ПО, шлемы порезать не могут. А вот софт режут.

А вообще в России есть попытки сделать свой шлем?

– Есть попытки, и не одна. Есть как минимум три российские компании, даже, наверное, больше, которые делают такие шлемы VR. Основная проблема в том, что шлем — это не просто корпус. Это и экраны с высоким разрешением, это и микропроцессоры, это и программное обеспечение, это и линзы. А всё это российского производства найти сложно. Поэтому и произвести шлем в России сложно. Но есть компании, которые это делают.

А что значит — программное обеспечение для VR? Простым языком? Ведь многие считают, что достаточно надеть шлем, и всё само будет работать. Что именно вы делаете?

– Мы делаем ПО, которое позволяет любому человеку, надев шлем VR, оказаться в том месте, где ему нужно, при этом не подключая программистов. То есть, условно говоря, вообще без кода. Например, промышленная компания проектирует самолёт, у них есть 3D-модель самолёта. Они с помощью нашего софта могут открыть эту модель, оказаться внутри этого самолёта, увидеть, что что-то там эргономически неудобно, позвонить конструктору из другого города и сказать: «Подсоединяйся». То есть это именно коллективная среда. Или, например, мы прямо сейчас можем взять смартфон, зайти к себе на дачу и сделать скан своей дачи. То есть получить 3D-модель. А после так же в шлеме с этой моделью работать.

Сколько сейчас в России компаний, которые занимаются VR?

– В нашей стране сейчас не больше 10 — это те, кто делает различное «железо». Например, «Тау Трекер» из Сколково, «Тотал Вижен», который тоже в Сколково сейчас делает шлем с глазным трекингом, «Деус», который делает шлем VR, и ещё несколько компаний. С точки зрения софта, то их стало сейчас меньше. Я думаю, в России их сейчас вряд ли больше сотни. И крупные здесь — это «Модум Лаб», которые делают платформы с разными тренажёрами других разработчиков, «Варвин», который делает конструктор по обучению программированию для школьников, VR Concept, который делает игровой движок для работы с инженерными моделями. Ну и ещё порядка пяти таких крупных компаний. При этом, если на них так «сверху» посмотреть, то всё равно они достаточно небольшие: то есть выручка 50–200 миллионов рублей.

Другие интересные новости читайте в нашем Telegram-канале

«Сделано в России» // Made in Russia (входит в проект РЭЦ) в партнерстве с Фондом Росконгресс

#сделановроссии

0